Позволяя себе мезальянс…

Все-таки правильно, что я не вышла за него замуж. И совсем не потому, что он был моложе меня на 11 лет, и все друзья единогласно причитали: «В 50 ты останешься одна — в морщинах и слезах!» И не потому, что он был совершенно из другого социального круга, и мое респектабельное окружение морщилось от его манер и лексикона. И даже не потому, что его педерастические шортики, плотно облегающие ягодицы и «мужские прелести» на отдыхе привлекали к нему внимание мужчин больше, чем ко мне. Просто истекло время, отведенное для того, чтобы каждый из нас взял от другого то, чего ему на тот момент не хватало: ему — моей уверенной и сочной зрелости, мне — его юной и мощной страстности. А потом он обзавелся своей зрелостью, а я стала предпочитать деликатесы, истинное наслаждение от которых получаешь только в сытом состоянии.

Наш длинный и довольно скандальный роман (приведший, в конечном счете, к моему разводу) на всем пути сопровождало вытащенное из малоупотребимой лексики словечко. Почему-то оно у меня всегда стояло в перечне со словами «мезонин», «мизантроп», «метроном», «мизансцена» и даже «мезим форте». И каждый раз, когда его произносили вслух при мне, намекая на мою не очень нормальную на то время связь, я, вежливо скучая в ответ на участливый монолог, в уме перечисляла эти слова — совсем как крокодил Гена: «Чебоксары, чебуреки, чемодан…». «Ну и что, что мезальянс?» — думала я. Ведь если существует название для некоего состояния дел, это состояние должно нами как-то переживаться.
И если мезальянс переживается как полнота жизни, подъем всех сил, блеск в глазах, комплименты окружающих, восторженные взгляды прохожих, творческие идеи, сыплющиеся на тебя из ниоткуда, сумасшедшая жизненная энергия, позволяющая спать по 5 часов многие сутки подряд, то я за.

неравный бракПеред глазами всплывала картинка: полутемная церковь, гнусный зеленоватый (и обязательно сопливый — так мне всегда казалось) старик с бутоньеркой в петлице, а рядом – ревом ревущая девица во флердоранже, в полном расцвете розовых сил. А вечером этот огрызок придет к ней в спальню и будет пытаться как-то исполнить свой супружеский долг, похрюкивая и отфыркиваясь. Думаю, она потому и ревела: а вдруг ему это так и не удастся?

Беда ситуации не в том, что она была молода и бедна, а он — стар и богат (сегодня пойди еще отвоюй такое сопливое сокровище у толпы охотниц). Беда была в том, что девица не хотела понять, что на самом деле ей крупно повезло. Ведь что нужно старику? Чтоб в те крайне редкие часы, когда он все еще на что-то способен, она щедро поделилась с ним своей молодостью и энергией. А за это она бы получила то, чем мог поделиться он, — комфорт и удобства. Драма же всего этого мероприятия (в отличие от такого же, но сегодняшнего разлива), состоит в том, что девица совершила сделку «по принуждению» и прервать ее не смогла бы по собственной воле никаким образом. Вот это и был мезальянс — неравный брак. Неравенство состояло в том, что он, как это ни потешно звучит, «хотел и мог», а она «не хотела и не могла».

Слава Всевышнему, мезальянс дождался своего часа! Посмотри вокруг: примадонны одна другой краше отрывают в меру талантливых свеженьких мальчиков (возраст не имеет значения: в 70 и 40-летний — мальчик) и без всякого стеснения надежно держат в руках интерес к своей персоне. И правильно делают, что отрывают! Даже если они не подтягивают себе коленки, не выдергивают ребра и коренные зубы, не отсасывают жир и не перелицовывают физиономию, естественный жизненный лифтинг еще никому не помешал. Они-то стали примадоннами не благодаря мальчикам, поэтому народ в своем голосовании надежно занимает их сторону. В комментариях к очередному капризу некой заслуженной дамы слышится единогласное: «Да, мальчик! Натерпелась, поди, за свое многострадальное турне по жизни! Пусть хоть на старости порадуется!» А как же с мальчиками быть? С их виртуальной готовностью возвышенно и нежно любить, отмораживая уши под балконами златокудрой Лолиты в надежде увидеть тень любимого профиля с томиком Жорж Санд в руках? Ну, о Лолитах мы еще поговорим. Дело-то оборачивается таким образом, что Лолиты вроде номинально есть, а вот профиля их в окне дождаться практически нереально. В это время суток они обычно где-то висят, лежат, сидят и т. д. — короче, социально взаимодействуют.

Вернемся к ушам и мальчикам. Когда в первый раз вот такое юное чудо подкатило ко мне в мои «вечные 35», я даже растерялась: «Это вы ко мне? Это вы обо мне? Это все для меня?» Вопросы не ушли — только затаились. Как-то я спросила у своего боевого товарища: «Послушай! Никак не пойму! Разве мало вокруг юных упругих поп и грудей, ног, уходящих в небо, как готические соборы, влажных полураскрытых губ и всякой другой свежатины? Я-то тебе зачем? Ты ж не просто штаны — у тебя все в порядке на каждом из горизонтов — и до пояса, и выше». Ответ был прост, как пук: «Ни одна из них не смогла бы задать вот такой вопрос после того, как 5 минут назад выдала 3 элегантных оргазма за один заход. Да и вообще, просто не могла бы задать».
И он любил меня до полного изнеможения: с элементами возвышенности, проявлениями нежности, временами даже безоглядно. И по мере того, как мы жили и радовались каждый по-своему и вместе, «элементы» и «проявления» становились все глубже и продолжительнее: он учился чувствовать и проявлять свои чувства, а я его не торопила в этом учении. Честно говоря, по-доброму завидую его нынешней жене. Если бы моего бывшего мужа мне кто-нибудь передал вот в такой подготовленной кондиции, возможно, мой брак и не распался бы. Существует и другая разновидность мезальянса — интеллектуальная.

Был у меня как-то короткий роман с очаровательным златокудрым качком. Тело – Бредд Питт отдыхает! Голова – Амур умывается слезами! Все остальное достойно быть увековеченным в мраморе. Один имелся изъян, обнаружившийся со временем: после любовных утех мне, как нормальному человеку, хотелось покурить и поговорить. Ну, хотя бы поговорить! Желание не исчезало и в общественных учреждениях: в ресторанах, театрах, на приемах и в других, мало приспособленных для секса местах. Когда я поняла, что воздействие высшего интеллекта на низший происходит в обратную сторону, я предложила расстаться. Мне показалось, что меня поняли, поскольку исчезли на месяц.

С тех пор прошел ряд лет. В последний мой день рождения златокудрый бог вновь позвонил в мою дверь. Роз было много. Он изменился: сделал хорошую карьеру и, кажется, принципиально переиначил свою жизнь. Может, если бы он не вступил вот в эту неравную в интеллектуальном отношении связь и не увидел, что жить можно иначе, чувствовать и переживать-по-другому, стремиться — к иному, он так и остался бы красивым телом, медленно увядающим под грузом лет?
С социальным мезальянсом сегодня приходится сталкиваться все чаще. Жалкая жизнь в регионах толкает молодых людей «с амбициями» в столицу в поисках «партии с перспективами». Едут и мальчики, и девочки. И если девочки еще способны влюбиться и влюбить в себя, то мальчики такими глупостями себе голову не морочат. Среди столичных невест даже ходит анекдот о пикаперах, рожденный правдой жизни: «Девушка, вы москвичка? В случае отрицательного ответа переходите к следующей».

Но ничто не ново под луной! Староста нашей студенческой группы, красавец, морской пятиборец и душа компаний Дик (так звали его многочисленные поклонницы) выгодно отличался на фоне хиппующих длинноволосых задохликов в самопальных джинсах, сшитых из обносков иностранных соседей по общаге.
Он был фарцовщиком, ловеласом и бонвиваном. И все знали, что замужество с ним не по плечу ни одной из известных нам студенток. Как-то уже после окончания университета мы случайно столкнулись на улицах столицы и, конечно же, один из вопросов был: «Так кто же твоя жена, Дик?» «Какое это имеет значение?» -хохотнул Дик. — «Вы знаете, кто мой тесть?» Дик, опершись на плечи своего тестя, создал хороший процветающий бизнес, родил и воспитал парочку успешных птенцов, а также сделал посильный вклад в экономику страны. Он не умел любить по определению и дал жизни то, что мог. А министерская дочка, ставшая его женой, могла получить в качестве спутника и менее приспособленный к жизни экземпляр из таких же, как сама, номенклатурных пустоцветов. Так что для нее, в сущности, все обернулось не самым худшим образом.

Что ни говорите, а счастливый брак по расчету возможен. При условии, что расчет верен. У мезальянса неустойчивое лицо. Сегодня я старше, опытнее и умнее, а завтра мой партнер, еще вчера гревшийся в лучах моего успеха и силы, снисходительно ведет меня под руку в рукоплещущий зал. И, заметьте, аплодисменты адресованы отнюдь не мне. Как известно, юность — это недостаток, который очень быстро проходит, а вместе с ней проходят бесславие и бедность. Но не дай Бог принять временную жизненную взаимопомощь за любовь! Еще вчера ты щедрой рукой разбрасывала дары и самодовольно улыбалась, видя жадность тех, кто подбирал брошенное. А сегодня, позволив себе думать, что одаренные обязаны вернуть тебе сторицей, ревниво поглядываешь по сторонам в поисках соперников. И вся твоя жизнь превращается в кошмар: «Почему он не звонит? Я уже 5 раз просыпалась за ночь и выкурила пачку сигарет! Негодяй! Он забыл, каким я его подобрала?!» «Почему у нее такие нежные интонации были, когда она рассказывала о нем? Интересно, она уже успела применить к нему свой особенный тембр?» «Я уже трижды прошла мимо тебя в одном макияже. У тебя кто-то появился?» Лучшее лекарство для такой ситуации подсказала Саманта из сериала «Секс в большом городе»: «Я сейчас кое-что скажу, что тебе не очень понравится. Тебя я знаю 5 лет, а себя — 50! Так вот, я тебе скажу, что себя я люблю больше!» Примерно так. И мне совсем не близка позиция гражданина Николаева, поющего: «Прости и отпусти, значит, она не твоя!» А что он, собственно, хотел от 16-летней девочки? Что она, став роскошной женщиной, станет любить дедушку? В каких сказках он видел подобный исход событий? Превратить чудовище в сказочного принца — это еще куда ни чью, но старому царю всегда уготована роль кура в котле с кипящим молоком!

Позволяя себе мезальянс, никогда не следует забывать о том, что развлечение это временное. Как только базовое неравенство исчерпывается – заканчивается и мезальянс. Во что он дальше превратится — в привязанность, благодарность, дружбу или ненависть, — зависит от многого. Но пока понятно одно: слабых духом просьба не беспокоиться, потому что развлечение это не для слабонервных. Нужно уметь дарить, не требуя благодарности, радоваться чужим успехам, быть снисходительным к неловкости и неуклюжести ведомого. И чутко воспринимать малейшие изменения вводных, чтобы вовремя свернуть боевой лагерь. «Огрызок» на картине про неравный брак тоже когда-то был кудряв, молодцеват и неутомим. Он даже в страшном сне не мог себе представить свою будущую жалкую участь. Ведь придет время, когда, отревевшись, девица встряхнется и согласится на веселый адюльтер с каким-нибудь приказчиком (а может, даже и не с одним). И ничего старикашечка не сможет с этим поделать. Настанет его очередь реветь и умолять. Ибо, позволяя себе мезальянс, всегда следует помнить, что слишком серьезное к нему отношение чревато необратимыми последствиями.

Ванда Тихоновская

Также в этой рубрике:

12 факторов, которые влияют на наш выбор партнера... Задумывались ли вы, почему вам сразу нравится тот или иной мужчина? Когда вы выделяете из всех остальных людей того, кто вам «нравится», уверены ли вы, что делаете это умом? Даже е...
«В моей любви повинен…» Любовь или эмоциональная зависимость?... Как ни парадоксально, но лучшие произведения искусства, воспевающие любовь, будь то в литературе или кинематографе, в действительности воспевают не любовь, а эмоциональную зависимо...
Тест: в чем тайная сила вашей пары? У каждой истории любви есть своя главная черта: удовольствия, деятельность, чувство безопасности… Это те нити, которые связывают нас, осознанно или нет, с нашим партнером. Пройдите...
10 ошибок в начале отношений Ваш самый длинный роман длился полгода? А в основном романы редко продвигаются дальше третьего свидания? Причин этому может быть множество. Вероятно, пришло время проанализировать ...
comments powered by HyperComments
Популярное в этом году
Присоединиться